Китай 2017 все историческое и культурное наследие на русском.

Смысл буддийских истин

Отвергнув метод «гэ-и» как не способствующий раскрытию истинного смысла буддийских истин, Дао Ань предложил искать новые, более совершенные формы передачи буддийского категориального аппарата на китайский язык. Выдвинутые Дао Анем принципы переводов, известные как «пять отклонений от изначального и три трудности» (у ши бэнь, сань бу и), указывающие на характерные ошибки и затруднения при переводе буддийских сутр, стали руководящими принципами для переводчиков буддийской литературы.

При Дао Ане переводчики буддийской литературы стали чаще переводить буддийские понятия через транскрипцию, что освобождало эти понятия от наслоения на них даосского содержания. При этом не все транскрипции сохранялись в своем качестве обозначения буддийских понятий. Иногда один и тот же термин имел несколько вариантов транскрипций. Из различных вариаций транскрибируемых санскритских терминов закреплялись наиболее удачные. Использование транскрипции при передаче санскритских терминов и слов не было нововведением Дао Аня. Первые переводчики буддийской литературы также пользовались транскрипцией. Так термин «праджня» уже с времен Локаракши переводился как «баньжо», а «парамита» как «боломидо». Особенно широко метод транскрипции использовался при переводе иностранных имен и фамилий. Характерный пример тому транскрибирование имени Локаракши как Чжилоуцзячань. Однако использование этого метода при передаче буддийских понятий в первоначальный период распространения буддизма в Китае было не всегда пригодным. И этому есть причина. Слишком далекими и непонятными для китайцев были индийские звучания «Будда», «нирвана», «праджня», «парамита», «дхарма», «абхидхарма» и т. п. Вряд ли они могли бы затронуть умы китайцев, с их традиционным складом мышления, во времена их первоначального знакомства с буддизмом. Поэтому вполне логичным и закономерным было использование традиционных понятий китайской философии, а также метода «гэ-и». Для восприятия непонятных для китайского слуха новых понятий необходима была предварительная подготовка. Поэтому первые буддийские миссионеры усиленно подгоняли буддийские ценности под местные стандарты. Недаром Будда сравнивался с китайскими божествами тремя мифологическими властителями: Неба, Земли, Благополучия, известными как Сань-хуань и пятью легендарными владыками Неба У-ди; нирвана с одной из центральных даосских категорий увэй, парамита с Дао. О степени даосского влияния на распространяющийся в Китае буддизм можно судить по двум фрагментам из позднедаосского и раннебуддийского сочинений. О Будде в «Лихолунь» говорится: «В огне не горит; когда ступает по лезвию, не режется; грязь к нему не пристает; не идет, а летает; когда садится, то сверкает пламенем, поэтому называется Буддой».